новостной онлайн-журнал

«Большая группа казанцев держала в руках оптовую торговлю с северными центрами страны»


в составе русского многонационального централизованного государства (вторая половина XVI в. и XVII в.)

После статей о Марийском крае во второй половине XVI — начале XVII в., о татарской деревне второй половины XVI и XVII веков, о связи Камско-Волжского края с российским рынком в XVII веке, об истории русско-ногайских отношений, изучения истории и образа жизни в XVI веке, цикла очерков о революционной ситуации конца 50-х — начала 60-х годов XIX века в Казанской губернии историк-архивист начала XX века исследует Татарию в составе русского многонационального централизованного государства**. Серия его статей представлена в книге «Народы Среднего Поволжья в XVI — начале XX века». Издание выпустил коллектив авторов Института истории им. Марджани*.

Торговля в XVII веке развивалась успешно. Значительное развитие производительных сил края, интенсивный рост ремесла и мелкой промышленности, наконец, очень удобное географическое положение на важнейших путях сообщения еще в XVI веке выдвинули Казань как экономический и торговый центр обширного края, связанного с , Вятским краем, Уралом и Сибирью, с Ногаями и , с Персией, и . В XVII столетии связи торговые расширились: Киев, Смоленск, , , , Великий Устюг, посылали свои товары в Казань и покупали казанские. Многие иногородние купцы имели постоянную торговлю в Казани, посылая сюда своих приказчиков.

В XVII веке из Казанского края много вывозилось хлеба, льняного семени, мяса, рыбы, кожи, овчин, козловых шкур, мехов, меда и воска. Из Сибири поступали дорогие меха, с юга — соль, фрукты и вино, из Архангельска — заграничные промышленные товары, из Москвы — товары русского промышленного производства.

Торговля Казани как центра обширного края в XVII веке со всей очевидностью доказывает слияние местных рынков в единый национальный всероссийский рынок.

Таможенные книги Московского государства подтверждают, что уже в 30-х годах XVII в. определилась большая группа казанцев, состоящая преимущественно из русских торговых людей, державшая в своих руках оптовую торговлю с северными центрами страны. Вместе с ними деятельное участие принимали каринские татары, жившие в бассейне Вятки. Во второй половине XVII века на рынках Устюга и вместе с русскими появляются варзинские (елабужские), казанские и уфимские татары.

Возникли новые заготовительные и скупочные центры, как чебоксарский, козьмодемьянский, мензелинский, варзинский, пьяноборский, сарапульский. Торговцы-оптовики появляются не только из городов, но и из сел: Кукарка, Мамадыш, , Салмачи, Клыки и др.

Подъем производства и торговли наносил сильный удар господству натурального хозяйства, особенно в городах и в промышленных слободах и селениях, охватывая не только хозяйства русских, но и татар, чувашей, мари и удмуртов. Это свидетельствует о прогрессивном хозяйственном развитии многонационального Казанского края. Законы экономического развития неуклонно вели к новым успехам товарно-денежных отношений и подрыву феодального способа производства. В этих условиях происходило постепенное слияние местных рынков в один национальный внутренний рынок, связи внутри которого все более приобретали капиталистический характер.

Татаро-башкирские восстания

Классовая борьба в XVII веке имела очень широкий размах в пределах современной Татарии и в ее соседних областях. Начиная с побегов помещичьих крестьян, с мелких выступлений против помещиков и монастырских властей, начиная с отказов ясачников платить налоги и выполнять налагаемые повинности, классовая борьба во второй половине XVII века снова достигла высшей своей формы — крестьянской войны под предводительством .

Как особенность Камско-Волжского и Уральского края, необходимо указать башкирские восстания, направленные против колониальных захватов и эксплуатации, в которых горячее участие принимали татары, мари, удмурты и мордва.

В 1645 г. башкиры и татары сожгли Мензелинский острог. Это был вооруженный протест против действий царской администрации, основавшей этот острог на башкирской земле и открывшей путь для русской помещичьей колонизации в этом районе.

Весьма значительное башкирское восстание происходило в 1661—1665 гг. Отзвуки его выразились в отдельных вспышках в 1666 и 1667 гг. Кроме башкир, в восстании участвовали татары, мордва, мари, чуваши и манси (вогулы). Вспыхнув в Кунгурском и Соликамском уездах, восстание распространилось от зауральской на востоке до берегов Волги на западе. Хотя восстание в Поволжье носило не столь упорный характер, но все же под и вдоль закамской укрепленной линии было весьма неспокойно. Калмыки и ногайцы совместно с башкирами ходили под Уфу, и Шешминск.

Движущей силой восстания были башкиры, ясачные татары, тептяри, то есть податные и тяглые люди. И хотя башкирские феодалы и тарханы дважды сговаривались с русскими властями и прекращали борьбу, восстание народных масс не прекращалось. В 1667—1669 гг. происходят набеги башкир на городки Шешминск, Билярск, Ерыклинск, село Садилово и вотчину Черемшан, окрестности и . В 1670 г., когда развертывались действия Степана Разина на Волге, башкиры перебирались на правый берег Волги и доходили почти до , оттягивая на себя царские войска, которые направлялись на борьбу со Степаном Разиным.

Башкиры и татары готовы были поддержать Разина, так как у них классовый враг был один и тот же. Но массовой поддержки крестьянской войне они не могли оказать вследствие того, что восстание не охватило левобережья Волги. В течение последних 6 лет они уже были обескровлены карательными походами царских войск. Татаро-башкирские восстания были лишь прелюдией к более мощному движению.

Крестьянская война под предводительством Разина (1670—1671 гг.)

Движущие силы и размах борьбы

Крестьяне России, и особенно Поволжья, не могли согласиться с окончательным прикреплением к земле и к помещику, что было узаконено Соборным Уложением 1648—1649 гг. Нерусское население Поволжья только ожидало, когда восстанут донские казаки и русские крестьяне, чтобы присоединиться к ним и вместе с ними избавиться как от помещиков, попиравших их гражданское и человеческое достоинство, так и от администрации, вымогавшей всевозможные «посулы» и допускавшей всякого рода издевательства над татарами и другими народами. Многонациональное крестьянство и казацкая голытьба составляли основную движущую силу восстания.

Уже в самом начале восстания в армии Степана Разина много было татар и представителей других поволжских народов. Много их прибавилось во время походов по Волге до Симбирска. Из-под Симбирска Разин послал «прелестное письмо» на татарском языке татарам Казани, всем абызам, всем слободским и уездным «бусурманам» с приглашением присоединиться к нему против классовых врагов крестьянского люда. В стане Степана Разина находился Асан Айбулатов, ведавший делами агитации идей восстания среди татарского населения.

Степан Разин обратился к голытьбе-мужикам, к посадским и будникам и всем казакам с призывом сокрушить дворянство и всех бояр, перебить воевод и приказных, овладеть всем Поволжьем, передать землю крестьянам, отняв ее у всех помещиков как светских, так и духовных, учредить торг бестаможенный, объявить всем волю вольную искоренить всякое чиноначалие и власть, установить во всей Руси казачество, чтоб «всяк всякому был ровен».

Руководящим центром борьбы с восставшими была Казань, имевшая много войска и военного снаряжения. Дожидаясь новых подкреплений, князь Ю.А. Долгорукий дал распоряжение Ю.Н. Барятинскому, находившемуся в , следовать быстрее к Симбирску.

Ход войны на Средней Волге

Под Симбирском Разин дважды нанес поражение Барятинскому, который был вынужден отступить к Тетюшам в надежде соединения с полком П.Урусова, но последнего там не оказалось, и Ю. Барятинский подошел к Казани, чтобы пополнить полк людьми и снаряжением.

После того как Разин занял Симбирский посад, восстание молниеносно распространилось по Симбирской укрепленной линии: уже 6 сентября разинцы появились в Тагае, Юшанске и Уренске; 7 сентября восстание охватило Корсунскую черту с Сурским острогом. Алатырский воевода А.Бутурлин писал, что стрельцы и казаки Симбирской черты и Симбирска изменили и в город не пошли, что мурзы и татары, бежавшие из-под Симбирска в Алатырь, сообщили, что вместе со стрельцами и казаками поднялись против администрации и войска крестьяне Симбирского уезда «татаровя и мордва и черемиса» — все «изменили государю», а помещиков-симбирян «побили с женами и детьми и домы их все разграбили». Алатырский толмач, вернувшись с разведки, добавил, что к Разину собираются из Свияжского уезда «стрельцы, казаки, крестьяне, татары, мордва и черемиса многие люди» и хотят «идти к Алатырю и в Алатырский уезд для разорения».

Из Казани князь Ю.Н. Барятинский выступил не раньше 19 сентября 1670 г. 20 сентября он рапортовал, что в свияжском сельце Куланге дожидались его «воровские» казаки, татары, чуваши, мари и мордва, более 3 000 человек конных и пеших, с которыми у него был бой. Восставших рассеяли, а 67 пленных повесили, стрелец Ефрем Провоторхов был четвертован. Второй бой был на Карле, где Барятинского встретили казаки, татары, чуваши, мари и мордва; казаки были побиты, а попавшие в плен 18 восставших были повешены. Это было 23 сентября.

24 сентября Барятинский рассеял отряд казаков, татар, чувашей и мари близ деревни Крысадаки.

29 сентября князь с войсками пришел в городок Тагаев, но там никого из гарнизона не нашел, так как все ушли к Разину под Симбирск. Пройдя через городок Юшанск, Барятинский 1 октября подошел к реке Свияге, в двух верстах от Симбирска. Таким образом, восставшие очень сильно задержали продвижение Барятинского к Симбирску, заставили отклониться от прямого пути, сделать большой полукруг, потратить на переход вместо 4–5 дней почти полмесяца и иметь четыре боя.

Разин повел войска в бой, но был рассеян. На другой день бой снова возобновился и продолжался весь день. Только 3 октября Барятинский одержал окончательную победу и заставил Разина бежать.

Отступление Разина от Симбирска не остановило борьбы крестьян и ясачников со своими классовыми врагами.

Барятинский из Симбирска отправился на , а в Свияжский и Тетюшский уезды послал с карательным отрядом нижегородца А. Глаткова.

Ближайшие к Симбирску пригородки Юшанск, Тагаев, Аргаш, Белый Яр и Ерыклинск присягнули царскому правительству, но корсунские и надеинские казаки собирали сотни крестьян, татар, чувашей и мордву, чтобы двинуться к Уреню, где собралось шесть тысяч восставших. Корсунский отряд восставших был под командой мурзы Акая Карачурина. Только 24 октября Барятинский разбил уренский отряд и продвинулся до Порамзина городища, но не решался следовать на Саранск и Алатырь: ждал пополнения своего полка. По сообщениям из , скопление восставших наблюдалось в Лыскове и Мурашкине, в Алатыре и Саранске, в и .

В половине ноября большое сражение было на реке Кондарате, где восставшие потеряли 11 пушек, 323 человека попали в плен. После этого боя Барятинский вернулся в Корсун. Отряд Шильникова, направленный на Алатырь, занял его 23 ноября.

В декабре крупные соединения восставших наблюдаются вокруг Самары, а также в Свияжском и Тетюшском уездах. В половине декабря произошел бой с правительственными войсками у дер. Чутеевой. В начале декабря восставшие совершили налет на Тетюши, убили приказного Игнатия Шапкина, а других тетюшан лишь пограбили за то, что они не перешли на сторону восставшего народа.

Крестьянская война 1670—1671 гг. охватила все народы Среднего Поволжья. Ожесточенные бои, совместные действия восставших чувашей, татар, мордвы, мари происходили и на чувашской земле. Громадное скопление восставших (до 15000 чел.) наблюдалось в засурских лесах. Десять тысяч крестьян разных национальностей расположились лагерем в 7 верстах от и осадили город. Осада Цивильска была снята правительственными войсками после тяжелых боев с восставшими лишь через несколько месяцев. Другой отряд крестьян во главе с соратником Степана Разина Прокофием Ивановым взял еще в октябре 1670 г.

Большой повстанческий отряд повел наступление на Кокшайск, но взять его не мог. Необходимо отметить, что на стороне восставших оказались некоторые мурзы и служилые татары и чуваши, например, мурза А.Кильдебяков, кадомский татарин-помещик Асан Айбулатов, Карачурин, чувашский служилый тархан Цехтемей Ахтубаев и др. Понятно, что в стан восставших их привела не борьба с помещиками, а борьба с колониальной эксплуатацией. В 1671 г. крестьянская война была подавлена. А отзвуки ее имели место в 1672—1673 годах.

Историческое значение крестьянской войны

В крестьянской войне 1670—1671 гг., охватившей огромную территорию, главной движущей силой являлось крестьянство, которое во всем его национальном разнообразии выступило на борьбу с крепостничеством и колониальным насилием против дворян и царских властей. Собираясь в многотысячные отряды, крестьяне Казанского края дрались с царскими войсками под руководством донских казаков во главе со Степаном Разиным. Но у них были и свои крестьянские вожаки. Восставшие пытались осуществить единое руководство и командование на огромной территории восстания, как это наблюдается в Симбирской операции Разина или в чувашских уездах, когда жители Козьмодемьянска, Цивильска, Ядрина и Курмыша сговаривались, «соединяясь», побивать дворян и начальных людей «всем вместе». Посадское население выступало совместно с крестьянами, внося в стихийное движение организующее начало.

Классовый характер борьбы объединял все национальности Поволжья, так как враг был общий и для антифеодального, и антиколониального движения: царизм и дворянство. Дружба многонационального угнетенного класса крепла в ожесточенной борьбе.

Военные действия восставших отличались упорством, стойкостью и храбростью. Имея недостаточное огнестрельное вооружение, восставшие в продолжительных рукопашных боях наносили большой урон царским войскам, действуя косами, рогатинами, пиками, вилами и кистенями. Устройство засек, уничтожение мостов и перевозов, организация засад и хорошая разведка сильно задерживали продвижение царских войск, что необходимо приписать боевой находчивости восставшего народа.

Царская армия с ее огнестрельным боем сломила сопротивление восставших, хотя для этого понадобилось много времени, беспощадно уничтожала не только самих восставших, но и их села и деревни и все их хозяйство. Дворянские каратели, не обнаружив в деревне населения, часто сжигали их, что усиливало борьбу со стороны крестьян.

В условиях XVII века нельзя было поднять всех крестьян Русского государства против феодального строя, мешали стихийность и локальность движения. Но историческое значение крестьянской войны было так велико, что память о нем сохранилась до настоящего времени.

В.И. Ленин писал: «Когда было крепостное право, вся масса крестьян боролась со своими угнетателями, с классом помещиков, которых охраняло, защищало и поддерживало царское правительство. Крестьяне не могли объединиться, крестьяне были тогда совсем задавлены темнотой, у крестьян не было помощников и братьев среди городских рабочих, но крестьяне все же боролись, как умели и как могли».

Крестьянская война под руководством Разина заставила правительство прекратить раздачу ясачных земель помещикам, отобрать у дворян ранее захваченные земли и возвратить их ясачникам. Вместе с тем воеводы получили распоряжение не допускать «измены» нерусского населения и льготами склонять его к принятию православия. Но местная администрация мало следовала этим директивам, вследствие чего уже через два года после подавления крестьянской войны началось грозное и продолжительное восстание башкир и татар.

*Редакционная коллегия: доктор исторических наук И.К. Загидуллин (научный редактор), кандидат исторических наук И.З. Файзрахманов, кандидат исторических наук А.В. Ахтямова.

**Татария в составе русского многонационального централизованного государства (вторая половина XVI и XVII вв.). Опубликовано в книге «История Татарской АССР» (Казань, 1968. С. 101—126).



источник