новостной онлайн-журнал

Историк Сергей Корнилов: Казаки — практически во всех событиях нашего Дальнего Востока — PrimaMedia


Сергей Корнилов. Фото: ИА PrimaMedia

Книга «Когда мы были на войне. Казаки Приморья на фронтах Великой Отечественной» (12+), создание и выход в свет которой ведется в рамках проекта  «Историко-литературная экспедиция «Приморье: книга памяти» (12+), в ближайшее время выйдет в печатном виде.  Серию онлайн-конференций, посвященных как самой книге, так и истории казачества, Приморья, Дальнего Востока, Великой Отечественной войне и патриотизму, продолжила 26 апреля онлайн-беседа (12+) с историком, краеведом, действительным членом  Русского географического общества Сергеем Корниловым. Модератором беседы выступил журналист и историк литературы Антон Ефимов. Собеседники обсудили тему различных проектов, направленных на повышение интереса к отечественной истории, в том числе и истории российского Дальнего Востока, поговорили о значимых для истории региона исторических личностях и их взаимосвязях с дальневосточным казачеством.

— Сегодня в рамках наших бесед, магистральной темой которых стала подготовка и выпуск в свет книги  «Когда мы были на войне. Казаки Приморья на фронтах Великой Отечественной», мы обсудим более общие вопросы популяризации истории  края среди жителей региона и страны. Наш собеседник — Корнилов Сергей  Львович. Историк, журналист, ведущий проекта «Объяснение» Владивостокской централизованной библиотечной системы, действительный член Русского географического общества. Здравствуйте, Сергей Львович.

— Всем добрый день.

— Начнем с проекта «Объяснение». Что это за проект и что в рамках него происходит?

— Проект был запущен в 2016 году. Начинал его известный приморский историк и журналист Иван Егорчев. К сожалению, он скончался, и в 2018 году я взял «эстафетную палочку» и по сей день продолжаю. 

Проект посвящен истории Владивостока, Приморья и Дальнего Востока. Большинство лекций (12+) посвящено истории нашего родного города, т.к. у нас Владивостокская муниципальная библиотечная система. Тем не менее, мы не ограничиваемся этими рамками. Рассказываем об истории более обширной — русского Дальнего Востока,  стран-соседей — Японии, Кореи и Китая.

— Аудитория, охват этого проекта? Как все происходит? Очно, онлайн?

— Вообще лекции живые. Мы встречаемся со слушателями, но многие лекции записываются. Раньше у нас были прямые эфиры, но сейчас мы выкладываем свои лекции на канале Владивостокской муниципальной  библиотечной системы (6+).

— У нас в этом году — 150 лет со дня рождения В. К. Арсеньева, и вы как раз читаете цикл лекций о нем. Можете рассказать, на чем сосредотачиваетесь? Что еще стоит исследовать? 

— Так получилось, что в этом году не просто 150 лет Арсеньеву. В конце прошлого года появился указ президента о том, что 2022 год будет Годом Арсеньева, и поэтому и у нас в крае,  и на Дальнем Востоке… Арсеньев ведь проводил свои экспедиции не только на территории Приморья, но и Хабаровского края, и Камчатки… В общем, охватил практически весь Дальний Восток. Поэтому исследования идут во всех регионах. Мы не могли остаться в стороне от этого события. И наша система, проект «Объяснение» подготовил пять лекций о его биографии.

Биография — крайне интересная. Она изобилует массой событий, и не все страницы из его биографии хорошо изучены. Но это связано с тем, что он был военным разведчиком, во-первых, а разведка не всегда открывает свои тайны, как известно. Кроме того, некоторые страницы его биографии оказались по разным причинам плохо исследованы. Эта работа идет, и это работа еще не одного поколения, поскольку в архивах до сих пор находят труды Арсеньева, рукописные и напечатанные, которые ранее не были опубликованы. Сейчас во Владивостоке предпринята очередная попытка издания полного собрания сочинений Арсеньева. Шесть томов вышло, но сейчас выяснилось, что открыты новые публикации и труды. И будет теперь уже восьмитомник, видимо. 

— А это художественная литература у него обнаруживается? Или исследовательская? Или какие-то его заметки, размышления? Мемуарные, эпистолярные?

— Обнаруживаются как научные записки и труды, опубликованные просто в забытых источниках, так и художественные произведения. Арсеньев же известен как автор прежде всего «По Уссурийскому краю. Путешествие в горную область Сихотэ-Алинь» (12+) и «Дерсу Узала» (12+). Многие считают, что это чуть ли не путевые дневники. На самом деле надо понимать, что это — художественные  произведения. Арсеньев их и писал как художественные произведения. Многие события не то чтобы выдуманы… интерпретированы по-разному. В «Дерсу Узала» указывается их знакомство, например, в 1902 году, а на самом деле они познакомились в 1906. 

В частности, обнаруженные подготовительные рассказы, которые писал Арсеньев в ходе написания своих двух главных книг. На самом деле он предполагал трилогию «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала» и «В горах Сихоте-Алиня». К сожалению, третья книга осталась неоконченной. Но в этом собрании сочинений она восстановлена по рукописи и уже опубликована.

— В академических собраниях сочинений очень интересно структура композиции всегда выдерживается. Дается когда-то опубликованное произведение, либо наброски к опубликованным ранее произведениям, даются планы, черновики, заметки и прочее… Что-нибудь такое в собрании сочинений планируется или уже присутствует? 

—  Да, на самом деле там большой справочный аппарат. Масса комментариев, в т.ч. есть кусочки черновиков, которые не совпадают с опубликованными текстами. Все есть, абсолютно научное издание. Иван Николаевич Егорчев начинал это собрание сочинений, там есть его интересные комментарии, вступительные статьи к этим томам. Это все крайне интересно читать.

— Вы сказали интересную вещь, что есть в силу разных причин эпизоды биографии Арсеньева, которые по тем или иным причинам сложно исследовать или еще только предстоит исследовать. Можете сказать, какие это периоды его работы? Можете назвать интересные эпизоды?

— Таких эпизодов достаточно много. В частности, если брать детство Владимира Клавдиевича, то он был очень непоседливым ребенком, и его постоянно переводили в различные учебные заведения. И до конца непонятно, где он там на самом деле учился. Известно, что сначала его отдали в некий немецкий пансион, где с ним бились две престарелые немки, и он никак не мог взять в толк, чего от него хотят. Постоянно наказывали и потом исключили из этого пансиона. Потом он учился в Петербургском училище, откуда его тоже за плохое поведение исключили. И только во Владимирском мужском училище к нему преподаватели нашли подход. В частности, был там учитель рисования и черчения, который увидел в нем талант рисовальщика. Они сделались чуть ли не друзьями и довольно долго общались вместе. В дневниках Арсеньева очень много зарисовок, различных сюжетов, он очень любил карты, интересно рисовал со всякими подробностями…  Действительно, был талантлив и в этом тоже.

Что касается других страниц биографии. Когда его перевели в 1900 году из Польши, где он служил, во Владивосток… Он перед этим 2 года бомбардировал начальство письмами о том, чтобы его перевели на Дальний Восток. В результате начальство сломалось, и он отправился во Владивосток. Но он не доехал, а попал практически на фронт. Пока он ехал, в это время в Китае шло «боксерское восстание». В 1900 году, доехав до Благовещенска, он был мобилизован в отряд генерала Грибского. 

Вся эта история в биографии Арсеньева проходит буквально двумя строчками. «Участвовал в боевых действиях в Китае во время восстания боксеров». Но если начинать разбираться, там целая история. Потому что это не просто восстание. Оно начиналось как восстание, а в 1900 году оно превратилось в настоящую войну, потому что восставшие ихэтуани выступали сначала против иностранцев и правящей династии Цин, но затем императрица Цы Си перешла на сторону восставших и объявила войну восьми европейским державам… там еще были Япония,  США, Россия, которые ввели свои войска для подавления этого восстания. В то время, когда Арсеньев доехал до Благовещенска, китайцы обстреляли Благовещенск. Там были погибшие и раненые, это вызвало панику в городе. Арсеньева мобилизовали, и он участвовал в десанте на китайский берег. Это было 1-2 августа 1900 года. Наш десант высадился на китайском берегу, был занят город Хэйхэ, который напротив Благовещенска. Затем он участвовал в захвате города Айгунь. За это он получил медаль «За поход в Китай». Он не любил вспоминать эту историю, а в советские времена это было опасно, поскольку это считалось подавлением национально-освободительного движения.

Вот такая страница биографии. И масса других, включая личную жизнь. У Арсеньева был не очень удачный первый брак. Первая его жена не одобряла все эти экспедиции Арсеньева. Затем они в 1918 году развелись.  Владивостокская епархия дала разрешение на развод, и на Арсеньева наложили епитимью. Он должен был в течение 2 лет минимум не вступать в брак. Но через год она была нарушена, и Арсеньев женился во второй раз. Это была Маргарита Соловьева, дочь его друга, известного во Владивостоке Николая Соловьева, который возглавлял Общество изучения Амурского края и был соратником Арсеньева.

Я назвал только несколько страниц малоизвестной биографии Арсеньева. А их можно и продолжить.

 — А что так тянуло Арсеньева на Дальний Восток всю его жизнь? 

— Отец его, Клавдий Арсеньев, привил любовь своим сыновьям к путешествиям. Сначала он работал обычным служащим на Николаевской железной дороге, одной из старейших железных дорог России, соединявшей Петербург и Москву. Затем дослужился до начальника этой дороги. За 30 лет безупречной службы получил звание потомственного гражданина Петербурга. Он на самом деле страдал, что, будучи начальником железной дороги, ему в свое время не удалось попутешествовать. И он эту любовь к путешествиям привил своим сыновьям.

Кроме того, по материнской линии у Арсеньева был дядя, Иоиль Кошлачев, необычное имя, который научил своих племянников практическим навыкам в путешествии. Летом брал старших братьев Арсеньевых — Анатолия и Владимира — и путешествовал с ними по разным местам. В частности, сплавлялись на лодке по реке Тосна. Там он их учил разводить костер, ставить палатку, ловить рыбу, варить уху. Арсеньев впоследствии вспоминал, что именно тогда он стал путешественником. 

Позже, когда он учился в юнкерском училище, у него был преподавателем географии был знаменитый путешественник Владимир Ефимович Грум-Гржимайло. Это стало любимым предметом Арсеньева. Кроме того, он зачитывался в это время и потом долгие годы… его настольной книгой была книга Николая Пржевальского «Путешествие в Уссурийском крае». 

Все это привело к тому, что он стремился именно на Дальний Восток. Кроме того, Дальний Восток тогда был последней неизученной частью Евразии. Там можно было путешествовать, совершить какие-то открытия, которые Арсеньев в свое время и сделал.

— В рамках нашего проекта «Приморье: книга памяти» Олег Семенюк, ученый, исследователь и писатель из Москвы, подготовил книгу «Когда мы были на войне: казаки Приморья на фронтах Великой отечественной». Интересно, а темы дальневосточных казаков и Арсеньева как-то связаны?

— Вообще история казачества, в т.ч. уссурийского — отдельный пласт,  ее можно изучать бесконечно. Казаки — практически во всех событиях:  изучение, исследование Дальнего Востока, Гражданская война, Великая Отечественная война. Можно отдельно изучать и участие казаков в экспедициях Арсеньева. 

Когда в советский период его книги публиковали — а изначально в своих рукописях Арсеньев писал о казаках  — но в советские времена это было… Тогда казаки попали под репрессии, само казаческое сословие стало табуированным. И получилось так, что из книг Арсеньева все упоминания о казаках вымарали. Сейчас в новом собрании сочинений это все восстановлено, где казаки принимали участие в его экспедициях. Обо всем этом можно будет прочитать.

— В этом году еще одна значимая дата — 100 лет окончания Гражданской войны в Приморье. В этом направлении какая работа ведется? 

— История Гражданской войны — наверное, самая сложная тема для изучения. Во-первых, по причине того, что она достаточно обширная. Все-таки Гражданская война, которая закончилась в европейской части страны в 1920 году, на Дальнем Востоке продолжалась до 1923 года. А интервенция еще дольше шла. И в этом году мы отмечаем окончание каких-то крупных военных действий на Дальнем Востоке  и освобождение Владивостока от белогвардейцев и интервентов. Но не все понимают, что Гражданская война на этом не закончилась. В это время белые были еще на Камчатке, Чукотке, в Якутии. В связи с тем, что японцы оккупировали северный Сахалин, он был освобожден только в 1925 году. 

Это — достаточно длительный отрезок времени. За это время произошла масса событий, которые до сих пор не получили должной оценки, потому что в советские времена все было идеологизировано. В новое время оценки поменялись, но есть масса моментов, которые требуют своего изучения. В частности, партизанское движение в Приморье, в котором участвовало огромное количество народа и национальностей. Владивостокское подполье и партизанское движение — это ведь не только красные и белые. Казачество тоже было разделено на красных и белых, а в партизанском движении участвовали и китайцы, и корейские отряды. 

— Вы рассказываете очень интересные вещи. Буквально каждый эпизод взять, можно раскладывать сюжет для какого-то литературного произведения, для кино и сериалов. Как все эти вещи популяризировать? Что делать, чтобы люди просто глубже знали страну и регионы, где они живут?

— Вообще интерес к истории своего региона, своего края сейчас достаточно высок. Раньше я проработал долгое время в издательстве местном «Русский остров». Из того, что мы издавали, книги по краеведению пользуются самым большим спросом. Сколько ни издай — любые тиражи уходят. Сейчас, когда я занимаюсь проектом «Объяснение», я просто замечаю, что на мои лекции приходит достаточно большое количество людей, и это количество увеличивается. 

Вообще вы правы, это нужно расширять. Издавать книги не только научные и научно-популярные, что и делается, но нужно писать и художественные произведения. Та же Гражданская война и не только, вообще вся история освоения Дальнего Востока крайне богата на сюжеты, которые могут быть темой сериалов, книг и т.д. 

 — Что касается кино. Интересно то, что это ведь очень серьезная реконструкторская работа, если делать фильм исторический. Какой исторический эпизод о Дальнем Востоке, связанный, к примеру, с казаками, с Гражданской войной, вы хотели бы увидеть на экране? Ваше субъективное мнение.

— Таких сюжетов масса. Но я в последнее время просто увлечен сюжетом, который прямо ложится в основу отличного сценария. Он связан с жизнью и деятельностью Николая Николаевича Муравьева-Амурского, губернатора Восточной Сибири, которому мы обязаны, что вот здесь сидим и разговариваем. Это человек, который придумал и осуществил проект русского Дальнего Востока. Конечно, уже при нем северная часть Дальнего Востока принадлежала России — Чукотка, Камчатка. А вот южная, где находится Владивосток — это все не получилось бы без него. 

А сюжет связан с тем, что Муравьев-Амурский, когда в 1847 году прибыл в Иркутск, где находилась столица Восточной Сибири, решил отправиться в путешествие и посмотреть на регион, который ему достался. Тогда он был еще просто Муравьевым, почетную прибавку к имени ему сделали позже, когда он подписал с китайцами Айгуньский договор, по которому Приамурье отошло к России. Кроме Муравьева-Амурского никто из губернаторов не ездил дальше Иркутска. А он решил проехать от Иркутска до Петропавловска и обратно. Это было смелое как минимум решение, потому что в то время не было никаких дорог. 

У Муравьева была жена-француженка, Катрин, которая решила, что она тоже хочет посмотреть Камчатку, и стала уговаривать его взять ее с собой. Он сразу предупредил, что это будет очень опасное путешествие. Но мало того, что он согласился взять жену, в это время в Иркутск к Катрин приехала ее подруга, известная в Европе виолончелистка,  и говорит: «Я тоже хочу на Камчатку». И эти две женщины, рафинированные европейки, уговаривают взять их в путешествие. 

Не знаю, каким образом им это удалось, но это произошло. Они все вместе, взяв виолончель Страдивари… для нее сделали специальный ящик дубовый, положили его на отдельную лошадь. И вся эта экспедиция отправилась в путь. Можете представить, они сплавлялись по Лене, потом шли по Аяно-Охотскому тракту, который, собственно, дорогой не является. Там было ущелье, и в одном месте, где они шли по горной тропе, лошадь с виолончелью упала в пропасть. Лошадь разбилась, сопровождающие казаки отправились посмотреть, что случилось с виолончелью. Открыли ящик — а она целая. Сама француженка этого не видела, и ей так этого и не сказали.

Вот про это путешествие можно снять хороший, добротный сериал. Кроме уже рассказанного мной, там еще масса интересных моментов происходила.

 — На этой ноте мы наш эфир сегодня и завершим. Большое спасибо, Сергей Львович, что присоединились к нам. 

— Спасибо и вам.

Напомним, что создание книги «Когда мы были на войне. Казаки Приморья на фронтах Великой Отечественной» реализуется в рамках проекта «Историко-литературная экспедиция «Приморье: книга памяти» (12+).

Осуществить эту идею удалось за счет средств субсидии из краевого бюджета, предоставленной по итогам конкурсного отбора социально ориентированных некоммерческих организаций в Приморском крае в целях предоставления им субсидий на финансовое обеспечение затрат, связанных с осуществлением общественно значимых проектов при поддержке Департамента внутренней политики Приморского края.





источник